Чтобы не видеть вверху этот надоедливый рекламный баннер от UCOZ, регистрируйтесь в системе или входите со своего глобального аккаунта
Меню сайта
Форма входа
Поиск по сайту
Разделы
Мои статьи [81]
Дополнительно
Наш опрос
Як часто ви читаєте Біблію?
Всего ответов: 29
Друзья сайта


Храм Всіх Українських Святих і Львівське молодіжне православне братство

Одигитрия




Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная | Регистрация | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » Мои статьи

«Паламизм» и Православие
1. Сущность учения св. Григория Паламы

(АКТЫ КОНСТАНТИНОПОЛЬСКОГО СОБОРА 1351 г. против варлаамитов) Только небытие лишено энергии.- Тварная энергия должна являть и естество как тварное, а нетварная должна начертывать и сущность как нетварную. - Энергия Божией сущности нетварна. - Энергия сущности нераздельна с сущностью и неслиянна с нею. Единение божественной сущности и энергии неслиянно, так и [их] различие нераздельно, и в иных отношениях и в особенности [неслиянно и нераздельно] – в отношении причины и результата причины, неучаствуемого и участвуемого, [или вообще] сущности и энергии (По образу природ во Христе и Ипостасей в Боге) - Энергия сущности не вносит разделения в самую сущность и не нарушает ее простоты, ибо сущность является истоком и носителем энергии. - В сущности Божией тварь не может участвовать, в энергии же – может. - Свет Фаворский не есть ни сущность Божия, ни тварь, но энергия сущности. Мудрствующим и говорящим, что Свет, воссиявший от Господа при Его божественном преображении, есть то мечтание, тварь и призрак, появившийся на короткое время и вскоре исчезнувший, то сама божественная сущность.

2. Оценки
Православная оценка: учение св. Григория Паламы есть всецело ортодоксальное учение, основанное на Откровении и отцах, догматизированное Церковью, сам Палама канонизирован.

Неправославные оценки:

1. Католическая: ересь, отрицающая чистую простоту Бога (Бог есть чистое действие «actus purus»), исходя из Аристотелевской структуры потенциальной материи и актуальной формы.

2. В современной историко-богословской и философской мысли наблюдается тенденция рассматривать учение св. Григория Паламы как преимущественно философское по характеру – в отрыве от православной традиции как в тех или иных аспектах отличное от нее и даже противоречащее ей, избегая при этом конфессиональных оценок (антихристианская ересь для католиков-томистов). Подобным образом рассматриваются и учения Псевдо-Дионисия Ареопагита. В результате такого подхода аутентичная православная традиция ограничивается творениями отцов-каппадокийцев, Максима Исповедника, Иоанна Дамаскина. Либерально-историческая критика святоотеческого наследия и всего православного предания как принципиально деструктивный проект, не имеющий никакого отношения к истинной науке. «Паламизм» – это не упадок, не кризис, но последнее систематически высказанное слово византийской мысли, адекватно выражающее ее сущностное содержание в согласии со всей предшествующей мыслительной традицией. Поэтому говорить о «паламизме», как доктрине в чем-то отличающейся от ортодоксального учения святых отцов совершенно некорректно, так же как и о византийском неплатонизме в целом. Общность фундаментальной структуры святоотеческой мысли – Сущность-Ипостась-Энергия. Учение об энергиях Божиих в изложении св. Григория Паламы является существенным и системообразующим для православной мысли. Это обосновано исторически (все тезисы св. Григория суть или прямые цитаты или перефразы отцов) и логически. Кто не принимает этого учения, тот не православный. Это нужно понять и определиться, а не прибегать к псевдонаучной либерально-исторической словесной эквилибристике, казуистике и софистике.
Особенности стиля, применения логико-категориального инструментария у святых Отцов. Терминология в целом воспринята из античной философии (Платон, Аристотель, Стоя), но не слепо, а с умом – трансформировано и адаптировано для потребностей нового миросозерцания. Центральный пункт этих трансформаций – категория ипостаси, которая становится краеугольной в здании православного дискурса. Различия между отцами безусловно, есть, но они имеют не концептуальный, а формальный характер. Их можно различать и классифицировать по жанрово-стилистическим особенностям творений (гимны-послания, главы-афоризмы, учебники-суммы), по специфике и объему использования ими исследовательских методов (герменевтика, феноменология, диалектика, формальная логика), по широте охвата и системности концепции, по каким-то смысловым нюансам и акцентам, но не по кардинальному содержанию (керигме). Христова керигма одна, а способов изложения множество. Наиболее глубоко православное учение изложено у Григория Богослова, Максима Исповедника, а наиболее полно и систематично – в творениях Иоанна Дамаскина. У других отцов менее глубоко и систематично, не потому что не могли, а потому что не ставили такой задачи. Св. Афанасий Александрийский, каппадокийские отцы, Псевдо-Дионисий Ареопагит, Григорий Палама и др. преимущественно рассматривали те вопросы, которые были наиболее актуализированы в современном им теологическом дискурсе, были вызваны современными им заблуждениями.
Поэтому: Не было и нет никакого «паламизма», отличного от святоотеческого предания, так же как нет и ареопагитства, паулинизма и проч. измышлений греховного человеческого ума. Учение Григория Паламы – плоть от плоти православной теологии. Все, кто говорит «о паламизме» ослеплены либерально-исторической критикой и не видят очевидного. Это свидетельствует о том, что они или никогда не принадлежали православной традиции, или отпали от нее. Им необходимо снять светские либерально-исторические очки. Те же, кто приобщен традиции со всей очевидностью опознают нераздельно-неслиянное единство православного предания, голосами которого суть святые отцы как самолично, так и соборно.
Святоотеческое предание есть благодатное человеческое знание божественного Откровения; знание полное для познавательных способностей человека и частичное по отношению к Богу. Человек знает столько, сколько может вместить. Богооткровенное знание пребывает в соборном сознании Церкви в свернутом виде, при этом интуитивно опознанным, как безусловно истинное и божественное. По сути, знание есть смысловой аспект благодати и опыта ее восприятия. По мере исторической необходимости интеллектуальный аспект благодати актуализируется в достаточную меру. Таким образом, в Церкви есть достаточная полнота благодати, в которой заключена достаточная полнота интеллектуального теоретического знания. Причастие этой благодати для отдельного человека и человеческих сообществ всегда частично и не имеет предела. Это означает, что частично и не имеет предела и теоретическое осмысление этого причастия. Такова диалектика целого и части, причастного и причащающегося.

3. Сопоставления и логика мысли св. Григория Паламы и всех отцов
Императивная логика святоотеческой мысли – логика спасения и обожения, то есть религиозно-теологическая логика. Все мыслительные категории и методы подчиняются сотериологии. Подчиняясь этой логике в ответ на возрожденческую ревизию православного учения о Богопознании у Варлаама и Акиндина Григорий Палама подвел итог ортодоксальной византийской мысли, дал последнее осознание византийского опыта, подобно тому, как неоплатонизм дал последнее осознание опыта антично-языческого.
Античный неоплатонизм – это наивысшее достижение философской мысли античности; он синтезировал в себе ее наиболее значимые результаты (платонизм, аристотелизм, стоицизм), и наиболее адекватно выразил языческое античное мировоззрение с его эманационным монистическим пантеизмом и субстанционализмом. По своему содержанию античный неоплатонизм является радикальным антиподом высочайшего и непревзойденного достижения христианской мысли – теологии Византии, как единственной адекватной формы осмысления и выражения христианского миросозерцания, основывающегося на принципах теизма, креационизма, сущностного дуализма, персонализма. Мыслители Византии, за редким исключением, ясно осознавая неустранимое противоречие между языческим и христианским мировоззрениями, обращались к работам античных неоплатоников, как и представителей прочих философских направлений, не для наследования их концепций, но для полемики с ними. Для этого основательно изучались логика изложения материала, рациональные формы мышления и категориальный аппарат, выявленные в античной философии, в том числе и неплатонической. Структуры и универсальные методы мышления потом использовались для защиты христианства, категории переосмыслялись и при необходимости дополнялись для рационального выражения альтернативного язычеству мировоззрения. Христианская деконструкция категорий античной философии иногда доходила до переосмысления целых текстовых фрагментов, помещаемых в инородный для них христианский контекст. Это в частности объясняет наличие многочисленных перефраз неоплатонических авторов в теологических сочинениях авторов христианских. По нашему мнению, парафразы или структурные аналогии неоплатонических и христианских текстов могут быть свидетельствами лишь формальной, но не концептуальной зависимости последних от первых, своеобразной данью традиционным формам структурирования и изложения материала. При их сравнительном анализе определяющую роль всегда нужно отдавать живому целостному смыслу, а не абстрактно-частным формальным аналогиям, если конечно мы хотим иметь адекватное представление, как о христианской теологии, так и о неоплатонической философии.
Правильно говорить не о византийской неоплатонической философии (Черноморец Ю.П.), продолжавшей традиции античного неоплатонизма, а о византийской ортодоксально-христианской теологии, которая сознательно противопоставляла себя мировоззренческому содержанию античной философии и свободно пользовалась для своих нужд разработанным ею логико-категориальным инструментарием, при необходимости редактируя и дополняя его; а также о ряде маргинальных еретических течений, обольщенных «мирской мудростью». А раз так, то совершенно некорректно подменять византийскую теологию какой-либо философией. Превращать отцов Церкви в философов, зависимых не столько от Божественного Откровения, сколько от различных неоплатонических систем, не просто не верно, но, мягко говоря, противоестественно.
На основании своего многолетнего изучения творений византийских мыслителей, мы не можем согласиться с таким подходом. Прежде всего, вызывает возражения его утверждение преимущественно философского статуса византийской мысли. По нашему мнению, византийская мысль имеет не философский, а преимущественно теологический статус, ибо все ее представители при осмыслении действительности руководствовались не автономным от веры разумом, но абсолютным авторитетом христианского Откровения. Именно Божественное Откровение всецело определяло содержание магистрального направления византийской мысли – святоотеческого предания. Его принципиальные основания впервые систематически были сформулированы отцами-каппадокийцами, развиты и обогащены всеми последующими отцами, догматически закреплены на вселенских и поместных церковных соборах. Для отцов Церкви философия (а именно ее античный вариант) может и должна использоваться в рамках теологии исключительно как логико-категориальный инструментарий для адекватного осмысления богооткровенных данных верующими, а также для их актуализации, апологии и проповеди по отношению к неверным. Не больше, но и не меньше. Все, кто не соглашался с этой позицией и рассматривал философию еще и как источник построения и обоснования альтернативных Откровению мировоззренческих взглядов, считались еретиками, занимавшими маргинальное положение в византийском обществе. Поэтому если и допустимо говорить о неоплатонизме византийских мыслителей, то лишь в ограниченном, методологическом смысле.
Логика мысли философской и еретической – логика негативной бескачественной простоты, то есть абстрактно-метафизическая логика. Мыслительные категории и методы самодовлеют. Это метафизический фантом.
Цель богословия – спасти и обожить человека.
Цель философии – приспособить человека к тленному земному существованию, попутно ублажив его самомнение и гордыню.
Признание в Боге реально отличных, но нераздельных несообщимой Сущности и сообщимой Энергии есть признание для твари возможности сотворения, самостоятельного бытия и промысла, для человека – личного богообщения, спасения и обожения.
Отождествление в Боге Сущности и Энергии ведет к атеизму, деизму или пантеизму, агностицизму или позитивизму, нигилизму или человекобожию, в зависимости с какой стороны мы это тождество рассматриваем и насколько последовательны в выводах; в любом случае, такое отождествление есть невозможность самобытности твари, истинного личного бытия и спасения. Если Бог абсолютно прост, Он – абсолютно непознаваем, что означает Его полное отрицание для ума. Таким образом, есть по крайнем мере два вида простоты: 1) абстрактная нигилистическая простота метафизической философии и 2) живая совершенная простота богословия. Путь к первой идет через отрицание всех отличий; путь ко второй через абсолютное утверждение всех различий как совершенных.

4. Возражения против паламизма:
- радикальный ессенциалистский агностицизм;
- отрицание простоты, усложнение Бога;
- логическое противоречие между несообщимостью Сущности и сообщимостью Энергии при утверждении их неразрывной связи происхождения; - невозможность в рамках паламизма объяснить таинство Евхаристии и всю мистериальную жизнь Церкви. Если есть другие, то скажите.

5. Утверждения:

- У Паламы нет агностицизма, но есть диалектика апофатизма и катафатизма. Он реалист, в отличие ото всех метафизиков-схематиков. Бог в себе – сущность в трех ипостасях (бытие само по себе); Бог для другого – энергия. Другой – во-первых, божественные ипостаси, во-вторых, тварные ипостаси. В себе без для другого – абсолютно не воспринимаемо и не познаваемо. Вместе с «для другого» познаваема как непознаваемый исток. Апофатизм сначала мистический (стремление к соединению с Богом и трансценденция к сущности), потом логический, как описание этого пути. Метафизическое представление о мертвом простом тождестве требует отрицания не только Энергии, но также Ипостасей. Метафизическая простота уравнивает бытие и небытие, жизнь и смерть, все и ничто.
Если Бог абсолютно простое Бытие, Он необходимо абсолютно статичен и тождественен Небытию.
Таким образом, абсолютный богословский позитивизм приводит к абсолютному богословскому нигилизму, то есть к атеизму. «Бог умер, да здравствует человек» (Ницще).
Православная теология – это теология жизни, а не смерти.
Бог не есть пустое неразличимое тождество. Бог есть самотождественная, саморазличная, динамичная Жизнь. Бог есть Жизнь, а не безжизненное, абстрактно-схематичное понятие.
Православная теология основывается на диалектической парадигме саморазличного динамичного тождества. Парадигма позитивной живой полной простоты, которая достигается не отсечением всего до нуля, а абсолютизацией всех моментов до нераздельно-неслиянного тождества их в единстве.
Как Жизнь Бог есть тождество в различии, и различие в тождестве. Бог есть Троица единосущная и нераздельная. Бог есть триединый Творец и Промыслитель. Бог есть Деятель, выражающийся в Своей Энергии. Бог абсолютно становится в единой сущности, трех ипостасях и единотроичной энергии.
Таким образом, Бог есть нераздельно-неслиянное, саморазлично-самотождественное Бытие Отца, Сына, Святого Духа, имеющих едино содержание Сущности вместе с проистекающей из нее единой и многоаспектной Энергией.
- Утверждение о несообщимости и, следовательно, непознаваемости сущности наряду с отчасти сообщимой и познаваемой энергией вполне укладывается в очевидный опыт тварного существования, а также диалектику причины и следствия, деятеля и деятельности, ноумена и феномена. Причина едина и отлична от своего следствия, она выше и совершеннее следствия. Сущность выше и совершеннее энергии. Поэтому сущность не причаствуема, а энергия – причаствуема. Это факт нашего тварного существования. Не ведет ли нас это к утверждению структурного иерархизма в Боге.
Нет. В Боге не может быть иерархизма. Его нельзя мыслить по аналогии с тварными очевидностями, но анагогически. Иерархизм есть не в Боге, а «вне» Бога в Его отношении к тварному сущему – для относительного иного. Следовательно, в Нем энергия адекватна сущности, то есть Причина равна Следствию. Сущность равна Энергии, так же как она равна Трем Ипостасям по своему онтологическому статусу. Если Ипостасям Сущность равна и одновременно отлична как их общее содержание, то энергии Сущность равна и отлична как Исток и Явление. В Боге энергия проявляется как рождение и исхождение; в твари – как творение, промысл, спасение, обожение.
Энергия сущности Божией являет эту сущность как непознаваемую в ее бытии. Благодаря энергии мы знаем о ее бытии, но не знаем, что именно она есть. Так диалектически синтезируется тождество и отличие апофатической сущности и катафатической энергии. Все это для нас, но в Самом Боге нет и быть не может никакой апофатики, в Боге есть только абсолютная катафатика.
- Без реального различения в Боге Сущности, Ипостасей и Энергии невозможно адекватно объяснить мистериальной жизни Церкви. Человек спасается нетварной благодатью Божией путем приобщения к ней в подвиге любви к Богу и ближнему в процессе богообщения.
В таинстве Евхаристии в ответ на молитву Церкви по воле Отца действием Сына и содействием Св. Духа хлеб и вино претворяются в Тело и Кровь Христа, преизоблильно пронизанные благодатью Божией. Во время Причастия верующий претворяется во Христа – отождествляется с Ним по его безгрешной человеческой природе, тем самым, получая возможность жить тождественным с Ним способом существования.
На реальном различии сущности и энергии основывается реальное различие Бога и мира, то есть теизм, креационизм, провиденциализм, персонализм. Если нет реального отличия сущности и энергии, то не может быть и различия между Богом и миром, то есть мы получаем пантеизм, эманацию, фатализм, субстанционализм.
Если Бог не имеет энергии, то откуда она у твари. Ведь творение создается по образцу Бога. Получается в творении есть то, чего в Боге нет.
Вопрос: Откуда?
Против формального отличия энергии и сущности (Фома Аквинат, Геннадий Схоларий)
Если отличие энергии от сущности формально-интелектуально, а на самом деле сущность=энергия, то откуда оно может взяться? В этом контексте разум может только дать агностицизм, то бишь атеизм; но никак не диалектику, логику и проч. позитивные конструкции. Даже фидеизм – не имеет оснований, ибо абсолютная простота не может иметь Откровения и основанного на нем богословия.
Единая Энергия соотносима с Сущностью по своему онтологическому статусу, так же как и Ипостаси. Энергия конституирует ипостасные различия в Боге. Рождение Сына и изведение Духа суть проявления внутрисущностной и внутритроичной божественной энергии. Творение, промысл, спасение, обожение суть проявления внешнебожественной энергии. Первая и вторая есть одна и та же энергия. Отличие в дозировании энергии, которая осуществляется ипостасями. Если реально нет энергии, то надо отрицать и ипостасные отличия, а следовательно и сами Ипостаси. Бог Отец своей энергией рождает Сына и той же энергией изводит через Сына Духа. Этой же энергией, но уже дозировано, порционно, творит и промышляет.
Как быть с догматическим утверждением, что рождение и изведение – «из сущности», сущностные способы происхождения, а творение и промысл – «из энергии», «энергийные» отношения?! См., напр., И.Д. ТИПВ, 8-9 главы.
(ИД. ТИПВ, 8 «Способность к рождению – это рождать из самого себя, то есть из собственной сущности, подобного по природе. Рождение Сына и изведение Духа – из природы Отца, вечно.
Тварь произошла не из существа Бога, а приведена в бытие из не сущего волею и силою Его, и изменение не касается естества Божия.
Рождение – безначально и вечно, будучи делом природы и выходя из Его существа, чтобы Рождающий не потерпел изменения… Творение же в Боге, будучи делом воли, не совечно Богу»).
«Из сущности» и «волею» следует понимать энергийно: из сущности означает всецело и необходимо свободно; по воле – дозировано, в меру, по желанию, которого могло и не быть.
Отличие ипостасей в Боге и твари – не сущностное, ибо сущность (общее и единое) не различает, но именно энергийное, ибо энергия различает как свойства существенные и частные.
Сущность – абсолютна. Ипостаси – абсолютны. Энергия – абсолютна. Сущность – проста. Ипостаси – просты. Энергия – проста. Бог прост по сущности, по ипостасям, по энергии. Они сосуществуют в Боге взаимопроникновенным, неслиянно-нераздельным образом. Это исключает как сложность, так и иерархизм между этими аспектами бытия Бога. Более того, простота сущности, простота ипостаси, простота энергии конституируют друг друга. С формально-логической точки зрения Бог прост во всех отношениях, и различен во всех. Таким образом, налична диалектика как воплощение «халкидонской» логики.

Как равноположенность энергии согласуется с рождением Сына и изведением Духа по природе (необходимости) и творением по благодати (воле)? Различие между сущностной необходимостью и энергийной свободой – не по сути, а по объему.
В Боге необходимость и свобода абсолютно совпадают. Бог есть и абсолютная свобода и абсолютная необходимость.
Бог Отец равно свободно и естественно актуализирует всю Свою энергию и тем самым рождает Сына и изводит Духа, сообщая им всю Свою сущность. Таким образом, Бог раскрывает Себя как абсолютную свободу. Бог не может не быть абсолютной свободой и, следовательно, Бог по необходимости есть свобода. Вместе с тем Он есть добровольная необходимость. Он есть необходимость самого себя, что значит, что Он – свобода. Бог не может не быть Троицей, ибо не может не быть абсолютной Свободой, так же как и Благом, Любовью, Красотой, Истиной…
Бог Отец вместе с Сыном и Духом свободно актуализирует часть своей энергии и тем самым творит относительное сущее. Бог абсолютно свободен творить или не творить, ибо Он уже абсолютно конституирован и актуализирован. Абсолютная энергия «после» абсолютной воплощенности Бога в Себе может направляться только «во вне», тем самым, имея только дозированный относительный объем и единомножественную актуализацию.
Виды причастия энергии по мере: 1) абсолютное обладание Божественных Ипостасей, 2) причастие по творению и промыслу – для всего творения (бытие и структура), 2) причастие по спасению – для обратившихся и крестившихся (частичное очищение и преображение), 3) причастие по обожению – для святых (всецелая приобщенность и исполненность благодатью).
Об абсолютной внутренней энергии в Боге у Паламы и др. отцов развернуто не говориться, но иначе нельзя понимать – рождение, исхождение. Если они – не природные, естественные действия, тогда что?! Без этого Бог не абсолютен. Можно идти к этому же путем анагогической аналогии от твари: в твари энергия подчинена, вторична и умалена в сравнении с сущностью, а в Боге энергия абсолютна как и сущность; иначе – иерархизм и сложность – утрата Бога.
Григорий Богослов: "Ты вкушаешь ото всего, что в виде истечений было тебе дано еще на земле, по искренности твоего устремления к этому" [35]. Такова, значит, природа истечения, что оно уделяется, не разлучаясь с уделяющим, а оно, уделяя, не претерпевает какого-либо умаления; да и как мог бы что-нибудь подобное испытывать свет, испуская луч, или луч, производя сияние? Отличие от неоплатонизма: у неоплатоников эманация только необходимо внешняя и таким образом задающая космический иерархизм, а у нас – эманация прежде всего необходимо внутренняя и таким образом рождающая и изводящая, а потом уже свободно внешняя и творящая; но не две, а одна и та же.

Святитель Григорий Палама О божественном и обоживающем причастии или о божественной и сверхъестественной простоте
Псевдо-Дионисий: "То, к чему стремятся все подобные Единому, - одно, но хотя оно и остается всегда одним и неизменным, причащаются его не все одним образом, а каждому Божественные весы отвешивают долю по его достоинству" [5]. Значит, не дух отвешивается и отмеривается, а скорее Сам Он мерит то, что Его причащается, и уделяет Себя каждому по его достоинству, в соответствии со Своей спасительной справедливостью. И не Он делится, а мы способны вместить лишь малую долю Его безмерного сияния.
являемое, или мыслимое, или получаемое причастием не есть часть Бога, дабы так Бог не потерпел по нам разделения, но весь Он неким образом и является, и не является, мыслится и не мыслится, уделяется в причастии и недоступен для причащения?
Что же ты еще опасаешься, как бы не оказалось в Боге сложности, когда Его действия нетварны, и так и называются? Скорее тебе следует опасаться, как бы ты не сделал Бога тварным, считая, что тварны Его природные действия, тогда как божественный Дамаскин говорит о двух действиях в Христе, что "тварное явит тварную природу, а нетварное выразит нетварную сущность - ведь небходимо, чтобы природные проявления соответствовали природам" [46]. Согласно с ним говорит и божественный Максим: "Если отнять природную волю и сущностное действие, а также Божественную и человеческую сущность, как сможет Он быть Богом или человеком?" [47]. Что же, разве не нетварны свойства ипостасей всевышней Троицы, хотя их и много? Почему же тогда не много богов, или не сложен из-за этого Единый? Или ты эти свойства назовешь совершенно слитыми воедино, и тождественными сущности Бога, и вовсе неотличимыми, как ты поступаешь с действием? Боюсь я, как бы ты не ввел нам совершенно бессущностного и несуществующего бога: ведь все эти свойства сами по себе совсем не имеют самостоятельного существования. А ты говоришь, что они во всем тождественны сущности Бога, а Бог-де во всех отношениях един и не имеет частей, - не понимая того, что Он множится, оставаясь единым, и делится, оставаясь неделимым, и многообразно уделяется в причастиях, везде пребывая нераздельно и надсущностной силой не разлучаясь со Своим единством [48].
24. Скажи мне, разве у каждой отдельной ипостаси не много свойств? Ведь Отец и беспричинен, и причина, и родитель и рождающий- причем, разумеется, всеми этими свойствами Отец обладает нетварным образом. Неужели ты действительно сочтешь ипостасные свойства совершенно тождественными ипостаси, как если бы тут ни в чем не отличались природные свойства от природы и сущностные - от сущности? Значит, ты ипостасные свойства назовешь ипостасью, как назвал уже природные природой, имея в виду не сходство, а тождество? А отцы говорили не так: они ипостасные свойства называют воипостазированными, а не ипостасью, как и сущностные - не сущностью, а полноправно существующими. В особенности же когда каждая отдельная ипостась имет многие и различные свойства, как ипостась и свойство могут быть тождественными? А так как явлены были многие и различные нетварные свойства ипостасей, то по твоему остроумном, и возвышенному, и неопровежимому рассуждению выходит, что или богов много, или каждая Божественная ипостась сложна. Таким образом, самозванный защитник превосходящей всякое разумение простоты, ты нам провозгласил Бога сверхсложным.
25. Но, любезный, сложениям подвергаются самостоятельно существующие элементы, а не созерцаемые в ином (причем это - общее учение и внешних, и древних мудрецов), и ничто из существующего не называется сложным из-за собственного действия - ведь ни обжигающая сила не сложна из-за того, что она еще и греет, ни луч из-за света. Поэтому тебе, почитателю воображаемой неразличимости нетварного во всех отношениях, скорее придется назвать сложной Троицу Ипостасей - ведь несколько нетварных Лиц сливаются воедино, и Каждое из Них воипостазировано как самостоятельно существующее. А в Боге хотя и сливаются воедино многие природные и ипостасные свойства, но ни одно из них не существует как самостоятельная ипостась, и раньше не существовало, и позже не будет; и ничто из этих природных свойств не может принадлежать какой-либо иной сущности, ибо они врождены этой. Сложное же все составляется из различных сущностей или смешением, или неслитным соединением, в которых ипостасных качеств видится больше одного, а совершенных ипостасей не больше одной в каждой [49], потому что они не сливаются воедино и не слагаются; из-за них сложное содержит в себе различие или по разности сущностей, или по наличию сущности и различных сущностных свойств и противоположностей, которые созерцаются как подлежащие ей. Однако не ей одной, а и другим природам они внутренне присущи, из-за чего все тварное подвержено изменениям через увеличение и уменьшение, прибавление и отъятие, действие претерпевание - и таким образом испытывает разъединение ранее соединенного, что и выказывает вполне его делимость; а все делимое по необходимости сложно.
26. А поскольку в Боге одна неделимая сущность, то нет ни уменьшения, ни увеличения, ни приложения, ни отъятия - значит, нет и различия, которое явило бы нам предшествующую сложность. И "всеми свойствами, которыми обладает Бог", скажу словами великого Афанасия, "Он обладает по природе, а не по приобретению", и по ним только действует, но не претерпевает. Поэтому и никакой не может в Нем быть несущей изменение противоположности, и один из всего существующего Он не имеет сущностных различий, а имеет, как уже было доказано, действия, через которые все подчиняется ему как вещество, даже разумные создания, а Он содержит все и всем правит Своим речением, точнее - волением, то есть вечным, и неистощимым, и бесстрастным действием. Но ни в каком случае ты не увидишь что бы то ни было из присущего Ему врожденным чему-либо другому. И именно по этой причине Он только действует: "никто", - говорит евангелист, "не благ, как только один Бог" (Мк.10:18), "блаженный и единый сильный, единый имеющий бессмертие, обитающий в неприступном свете" (1Тим.6:15-16). Откуда же ты возьмешь разноприродную сложность Божественного, когда все выказывает Его единство? А Каждая из трех Ипостасей - совершенна и отлична, даже в самом неизреченном единстве, превосходящем всякое разумение и рассуждение. Но никто не может и помыслить ни одну из Них когда-либо отделенной от других, дабы из этого не последовало сложности: "едва задумаюсь о Единице", - говорит Григорий Богослов, - " как озаряюсь Троицей" [50]. Значит, соединение и вместе с тем самостоятельность Ипостасей и тут устраняют сложность.
27. Таким вот, пожалуйста, образом мысли и охраняй простоту Бога, а не устраняй Его природные проявления как несуществующие, и не считай подчиненным (arktou) незакатный и непрестанный свет, и не говори, что есть два Божества, и два Божественных Начала, и два благих - разумеется, тварное и нетварное: так ведь действительно получается два. Но поскольку и сущность, и действие вместе нетварны, ничто не препятствует единству - подобно тому, как луч и солнце суть один свет. И не думай, что сама божественность Бога и Его Царства тварны, ибо они суть природные действия Божии. И обоживающую благодать не низводи в тварное, чтобы вместе не низвести туда же и Того, Кто по природе обладает этой благодатью и дарует ее. И не доказывай опрометчиво, что Сын Божий родился подобно нам; ибо как рождение ради нас могло бы почитаться подобным нашему, будто Он уделил не от Святого Духа, а от тварного, или даже будто Он не дал нам Духа усыновления взамен нашей плоти, которую принял от Девы, чтобы стать сыном человеческим? И не делай храмы Божии - то есть святых - обиталищами тварного, ни себя самого столь жалким, чтобы не иметь не только Божественного и обоживающего причастия, но и совершенно никакой на него надежды, - ни Бога столь бессильным, чтобы Он не мог влагать святое деление Себя в сотворенные Им разумные существа, когда они очистятся. Тем более не делай Его бессущностным и несуществующим, утверждая Его полную тождественность действиям, бессущностным и несуществующим самим по себе - ведь они, разумеется, не сущности и не ипостаси. И надсущностную, и превосходящую всякое именование, и саму по себе недоступную для причащения, и невыразимую сущность Бога не делай доступной для причащения, говоря, что все есть нетварная сущность. И не явись вторым Евномием, под предлогом отстаивания Божественной простоты утверждая, подобно ему, что все ипостасные свойства относятся к сущности, так как они нетварны. И не сделайся монофелитом, полагая Божественную природу Христа лишенной действия, ни новым Савеллием на другой лад, считая именования Бога не имеющими действительного содержания, потому что они-де все обозначают одно, и удерживая одно именование сущности. А чтобы этого всего не случилось с тобой, объявляющим действия Бога тварными - никакой ведь не бывает никогда простоты в пустых измышлениях - верь мне, что один и тот же содержит и не содержит разделение Бог, единится в различии и в единстве различается, Сам с Собой не разлучается в исхождениях и вечно движется в недвижности, нераздельно делится и целиком дается в причастии по образу солнечного луча.
28. Но пусть великий Василий - ведь уж если кто провозгласил Бога единым и простым, так это он - снова взойдет на кафедру и ясно покажет, что Бог не становится сложным из-за Своих действий. "Как же" , спрашивает он, - "не будет отсутствовать сложность в Том, Кто прост по природе? Ведь выражения, указывающие на Его свойства, никак не затрагивают рассуждения о Его простоте; иначе все, что говорится о Боге, будет провозглашать Его сложность, и, по-видимому, если мы захотим сохранить представление простоты и неделимости, то или мы ничго не будем о Боге говорить, кроме того, что Он не рожден, и будем избегать называть Его нетленным, неизменным, Творцом, Судьей и всеми другими именами, которые ныне употребляем для Его прославления, - или что же мы поделаем, если примем эти имена? Устраним их, отнесем все это к сущности? Тогда мы выкажем Бога не только сложным, но и состоящим из разнородных частей, потому что каждое из имен означает нечто другое" [51].
29. Значит, когда ты от нас слышишь, что сущность- одно. А действие - другое, разумей, что мы говорим о разности между тем, что обозначает каждое слово
в Боге сущность - одно, а сила или действие - другое, знай, что мы говорим, что сила или действие Бога как-нибудь да познаётся, а сущность не сознается никем.
В пределах христианского опыта можно говорить, о 1) православно-восточном (паламитском), 2) католическо-западном и 3) варлаамитско-протестантском типах энергизма. Между языческим платонизмом и христианством вообще – разница та, что первый не имеет опыта чисто личностного бытия, чистой идеи, или духа, второе же вырастает целиком из полной несводимости первичного духовно-личностного бытия на что-либо телесное и тварное. Это приводит к резкой мистической антитезе творца и твари. Далее, первый тип отличается от второго тем, что мыслит себе общее чисто личностное и духовно-индивидуальное бытие в его полной чистоте и независимости от прочих явлений в недрах этого бытия, откуда – учение о полной равночестности и не-иерархийности всех различий в Боге – на фоне общей неразличимой апофатической Сущности. Наконец, тем более паламитство отличается от варлаамитско-протестантского типа мистики, который не просто объединяет высшие и низшие сферы в личностном бытии (как католицизм), но только и берет в нем одни низшие, внешние, материальные сферы – откуда протест у Паламы против тварности божественных энергий и против превращения их в позитивно-фактическую действительность. У христиан три основные Ипостаси субстанциально отличны от Космоса и раздельны с ним, составляя единую и личную духовно-индивидуальную субстанцию, своими энергиями творящую всякое инобытие. Византия в качестве первоисточника этой субстанции полагает ее саму в ее последней апофатической объективности и незатронутости никаким инобытием; отсюда – абсолютная равночестность и взаимотождество трех ипостасей, в которых является изначальная субстанция, личностно-умная (а не телесно-статуарная) энергийность ее инобытийных проявлений, локализация молитвы в верхней части сердца. Рим в качестве первоисточника этой субстанции полагает не ее апофатическую стихию, но срощенность ее с энергийными ее проявлениями, откуда – превращение самого первоистока в агностическую абстракцию, а энергийности – в позитивную вещественность, т.е. Filioque и прочие католические догматы, и дале

Источник: http://bogoslov-club.ho.ua/statiy

Категория: Мои статьи | Добавил: tinet (11 Март 2009) | Автор: Тарас Борозенец
Просмотров: 534 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 1
1  
Статья - достойный ответ Черноморцу.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Мини-чат
500
Новые добавления
Файлы:
23 Октябрь 2010
Как правильно выйти ... (Книги)
24 Август 2010
Дмитро Степовик. Іст... (Книги)
23 Июнь 2010
Молитвенный щит (Молитвы)
23 Июнь 2010
Иконы и молитвы в ра... (Молитвы)
Статьи:
04 Декабрь 2010
Пост без прикрас (Мои статьи)
04 Декабрь 2010
Христианский брак ес... (Мои статьи)
20 Ноябрь 2010
Как выбирать духовни... (Мои статьи)
11 Ноябрь 2010
Милостыня должна поп... (Мои статьи)
Сайты:
11 Февраль 2011
Псалтирь (Библия и христианская литература)
11 Февраль 2011
Молитвослов (Молитвы)
02 Декабрь 2010
"СЛОВО" - ... (Полезные ссылки)
08 Ноябрь 2010
Миссионерско-апологе... (Похожие сайты)
В Нежине
Прогноз погоди в Ніжині
Ніжин на мапі світу
Наша кнопка

Смело масштабируйте картинку ;)
Лучше всего наш сайт смотреть через:
Copyright orthodox-nezhin.at.ua © 2017 |